Чем дальше в лес, тем больше дел

12 ноября 2020

Откуда на самом деле берутся организованные преступные сообщества, особо крупный размер ущерба, «досудебщики» и их роль в процессе? Становится ли больше порядка после таких плановых «зачисток» в самой лесной отрасли, если реальные дельцы остаются на свободе? 

     В статье «Высокопоставленные пни» (№3 от 15 апреля 2020 г.) мы уже писали о нескольких уголовных делах, по которым были отправлены на длительные сроки в тюрьму работники лесного хозяйства. Осужденные считают,  что их виновность не доказана и продолжают бороться. Один из приговоров Краснокамского городского суда был отменен в кассационной инстанции. Но остальные решения пока в силе, и появились новые. Хотя методы следствия и суда старые и уже хорошо известные.

«Авторитет»
     
10 июля 2019 года судья Чердынского районного суда Пермского края Антонида Набиюллина вынесла приговор подсудимым, обвиняемым в незаконных рубках лесных насаждений,совершенных в особо крупном размере, группой лиц по предварительному сговору и организованной группой (ч. 3 ст. 260 УК РФ). Общий ущерб, который вменили группе лиц, – более 57 млн рублей. Кроме того - сотни тысяч штрафа и лишение права заниматься деятельностью, связанной с заготовкой и переработкой древесины.
      По мнению следствия и суда, Л.Ефременков, А.Маркив, В.Рачев, М.Одинцов, А.Ефремов, действуя в составе организованной группы, А.Марочкин и С.Пономарев в группе лиц по предварительному сговору, Ефременков и Маркив также с использованием своего служебного положения, совершили незаконные рубки.  Дело в отношении Б.Хисаметдинова и С.Девяткова было выделено в отдельное производство в связи с заключением досудебного соглашения о сотрудничестве.  
    
По мнению следствия и суда, Лев Ефременков, занимая должность директора ГКУ «Колвинское лесничество», «в период времени с сентября 2015 года по октябрь 2016 года, находясь на территории Чердынского района Пермского края, преследуя свои личные корыстные интересы, используя свое служебное положение для осуществления преступных намерений и прикрытия незаконной деятельности, спланировал осуществление преступной деятельности…»
      
Сами участники группы, «зная Ефременкова Л.Г. как человека, обладающего в силу занимаемой должности государственного служащего определенным атворитетом в Чердынском районе Пермского края, уважая его авторитет, самоуверенность и инициативность, преклоняясь перед его организаторскими качествами <…> добровольно вошли в состав организованной группы и стали ее активными членами для осуществления преступной деятельности…»
      А именно: приобретали у населения за вознаграждение заявления и доверенности на заготовку лесных насаждений для собственных нужд, подготавливали необходимую техническую документацию, формально заключали договоры купли-продажи, содержащие заведомо ложные сведения о целях получения льготного леса. После незаконной рубки (вырубался больший объем деревьев, чем это указано в технологических картах) осуществлялась переработка и сбыт древесины. Из приговора следует, что Лев Ефременков вовлек в состав группы своих подчиненных, а также предпринимателей Чердынского района.
      
В целях наживы?
     Схемы, по которым были совершены преступления, по мнению старшего следователя по ОВД СЧ ГСУ ГУ МВД России по Пермскому краю Дениса Мишакова, который вел это дело, примерно одинаковые.
     Так, в одном из эпизодов Л.Ефременков, А.Маркив и С.Девятков, «в один из дней с сентября 2015 года по январь 2016 года (точные дата и время следствием не установлены ни по одному из преступлений (!) , в составе организованной группы, преследуя корыстные цели, направленные на незаконное обогащение, не имея документов, разрешающих производство рубки лесных насаждений, отнесенных к эксплуатационным лесам, в выделах 8, 10 квартала 142 лесов Ныробского участкового лесничества ГКУ «Колвинское лесничество», в нарушение статьи 29 Лесного кодекса РФ решили совершить незаконную рубку деревьев под видом заготовки древесины по договорам купли-продажи гражданами лесных насаждений для собственных нужд».
    
Для этих целей директор дал указание лесничему А.Маркиву подыскать место для незаконной рубки, предпринимателю С.Девяткову – подыскать местных жителей, готовых за материальное вознаграждение подписать документы. После чего, по мнению следствия, А.Маркив составил и оформил фиктивные договоры, согласно которым были предоставлены для рубки лесные насаждения в количестве по 50 кубометров каждому заявителю.
     Затем С.Девятков с помощью наемных работников, которые не подозревали о преступном умысле, произвел незаконную рубку 1585 сырорастущих деревьев породы «Ель», «Сосна», «Пихта», «Кедр», «Берёза» и «Осина».

Из обвинительного заключения:
    «Продолжая свои преступные действия, реализуя общий с Ефременковым Л.Г. и Маркивым А.С. преступный умысел, действуя в составе организованной группы, Девятков С.Н. умышленно в нарушение требований статей 29, 30 Лесного кодекса РФ; Правил заготовки древесины утвержденных Приказом Федерального агентства лесного хозяйства (Рослесхоз) от 01.08.2011 № 337, в нарушение статьи 77 Лесного кодекса РФ, организовал сбыт незаконно срубленной древесины и получение организатором преступной группы Ефременковым Л.Г. материальной и иной выгоды от совершенного преступления. Ефременков Л.Г., выполняя роль организатора преступной группы, распределил полученную материальную и иную выгоду среди участников организованной преступной группы».

И таких эпизодов, согласно обвинению, десять. Везде участвовали директор и лесничий, а предприниматели менялись. Материальная выгода участников организованного сообщества, судя по всему, должна быть существенной, особенно главных организаторов.
      15 августа 2017 годаоперативники провели обыск в квартиреАлександра Маркива,участкового лесничегоГКУ «Колвинское лесничество».

Наталья, жена:
    - Они не говорили, что ищут. Все перевернули, изъяли всю технику, документы, простые бумаги, в том числе с моими записями. В это же самое время пришли к Сашиным родителям. Как нам сказал следователь, надо было провести обыски по месту жительства и по месту регистрации. Но  у нас совпадают место жительства и место регистрации! К родителям они вообще не имели права приходить.

     Александра Маркива отпустили через двое суток. А 30 ноября, когда он уволился из лесничества, задержали снова, мотивируя тем, что теперь он может скрыться, хотя было известно, что уже на следующий день он должен был выйти на новое место работы – десантником пожарным в СГБУ «Пермский лесопожарный центр». Следователь ходатайствовал в суде об избрании меры пресечения в виде ареста, но вовремя подоспевший адвокат помог остаться на свободе, под подпиской о невыезде.

Наталья, жена:
     -
Когда Сашу задержали первый раз, оперативники ОБЭП уговаривали его дать показания против директора лесничества Ефременкова, что он якобы давал и брал взятки. Муж отказался.

Это обстоятельство опровергает версию о том, что у лесничего было желание занять место директора. Ведь в этом случае оговорить начальника было бы логично, но Александр Маркив почему-то отказался это делать. Доказательств, свидетельств карьерных интриг не представлено. Кроме того, директор государственного учреждения выбирается по конкурсу, а не по желанию.
    Никаких денег, имущества, неучтенных доходов у семьи Маркив не нашли. Зарплата лесничего была чуть больше прожиточного минимума. У предпринимателя Владимира Рачева, к которому пришли с обыском 30 января 2018 года, забрали из сейфа 2,5 млн рублей, которые, по словам жены, достались от родителей после продажи квартиры, арестовали рабочую технику и другое имущество.
      Владимир Рачев много лет занимался лесозаготовкой, имел хорошую репутацию у государственных и частных партнеров. На момент возбуждения уголовного дела у него в подчинении находилось больше ста человек.

Дарья Рачева:
      -Мы представить себе не могли в страшном сне, что такое может произойти. Столько лет работали, «белая» зарплата у всех, все налоги платили, все официально. Теперь многие люди на улице остались, весь автотранспорт забрали, хотя его покупали в браке, и я тоже имела на него право. А главное – муж в тюрьме, трое несовершеннолетних детей у нас…
   
     У организатора группы Льва Ефременкова вообще не нашли никакого имущества, денег, а обыск показал чрезвычайную бедность, в которой жил 66-летний директор лесничества. Самым же богатым оказался механик лесничества Борис Хисаметдинов, который ездил на автомобиле марки Lexus. Из материалов уголовного дела становится очевидно, какие источники дохода могли быть у рядового служащего.

Следственный эксперимент
    
Само описание организованной группы в обвинительном заключении, а потом и в приговоре, сводится к описанию структуры руководства ГКУ «Колвинское лесничество», а распределение ролей соответствует функциональным обязанностям лесничего и директора, - отмечает защитник лесничего. Александр Маркив, в силу своей компетенции, получая заявления от граждан на приобретение древесины, проверял документы на соответствие требованиям законодательства и, если ранее гражданин не получал лес, то ему должны были выдать. Как следует из показаний А.Маркива, оснований не доверять намерениям граждан не было, так как заявления подкреплялись доверенностями в случае, если их интересы представляли профессиональные заготовителя и справками администрации о состоянии построек в целях использования древесины. У лесничего вообще отсутствовали полномочия на заключение с гражданами договоров, он лишь оформлял необходимую техническую документацию.

Из кассационной жалобы:
     «Никто из свидетелей лично не видел и не слышал о фактах того, что Маркив А.С. выполнял чьи-либо преступные указания, связанные с незаконными рубками, либо сам давал их. Показания лиц, заключивших досудебные соглашения (Хисаметдинов и Девятков), не содержат достоверных сведений о каком-либо сговоре Маркива А.С. с ними, либо с Ефременковым Л.Г. Более того, касаемо эпизодов преступления по рубке в кварталах, где участвовал Хисаметдинов, то показаний в отношении Маркива А.С. о его информированности о совершении незаконной рубки вообще нет!»

      В связи с большим объемом работы, А.Маркив по своей инициативе и без получения указаний от кого-либо, производил отвод и таксацию лесосек для нужд граждан в большей части по материалам лесоустройства и данным, которые ему предоставляли мастера, без выхода на место. В этом случае речь может идти о халатности, которую он признавал и готов был за нее отвечать, но признавать себя членом ОПГ – нет. Она должна была состоять как минимум из тех, кто давал признательные показания. А это не только механик лесничества Б.Хисаметдинов и предприниматели С.Пономарев и С.Девятков, но и ряд лиц, участвовавших в заготовке древесины. Так, работники В.Костин и Н.Воложанинов сообщили суду, что им было известно о том, что они совершают незаконную рубку (по объему и породному составу).
       Согласно множеству свидетельских показаний, в тех делянках, в которых, по мнению следствия, была незаконная рубка, непосредственно руководил заготовкой древесины В.Чуприянов. Он лично собирал заявления с граждан и заключал от их именидоговоры купли-продажи, по которым впоследствии шла вырубка. Но он в деле свидетель. В отличие от предпринимателя Владимира Рачева, которому была отведена «преступная роль» лица, выполнявшего рубку древесины, ее переработку и продажу.
       В ходе следствия и судебного разбирательства было установлено, что В.Рачев в делянки не выезжал, об их местоположении и границах ничего не знает. Осуществлял там заготовку вальщик Владислав Макарочкин, который состоял в трудовых отношениях с ООО «Ареал», одним из учредителей которого является В.Рачев. По мнению следствия и суда, у предпринимателя и вальщика был сговор, но эти предположения не подтверждены ничем, точнее – никем, кроме механика лесничества Б.Хисаметдинова. Именно он привозил в ООО «Ареал» договора на услуги. Механик пояснил предпринимателям В.Рачеву и Д.Засухину, что представляет физических лиц, которым выделен льготный лес. Его надо срубить, вывезти и переработать. В.Рачев согласился дать в аренду инструмент В.Макарочкину для этих целей. После этого Б.Хисаметдинов показал вальщику территории рубки деревьев и выдал технологические карты, которыми тот и руководствовался в работе. О количестве заявителей и другие данные представитель лесничества не сообщал, а за период рубки звонил вальщику более 300 раз и руководил работой. Никакого умысла на переруб у В.Макарочкина быть не могло. Получается, что он осужден за то, что работал в соответствии с технологическими картами, а не договорами. Но почему тогда освобождены от ответственности вальщики С.Девяткова и В.Чуприянова, которые, в отличие от С.Макарочкина, признавались, что знали о перерубе? А зачем вообще было В.Рачеву, успешному лесозаготовителю, имеющему свои пилорамы, «пачкаться», организовывая незаконные рубки по льготникам?

Из кассационной жалобы:
    «Хисаметдинов следствию и суду сообщил неправду относительно якобы получения им от Рачева и передачи денег за лес Ефременкову. Ефременков и Рачев были знакомы много лет и могли обойтись без посредника, к которому надо было ехать за 200 км при том, что они сами живут друг от друга на расстоянии нескольких сотен метров.
     Кроме того, в подчинении у предпринимателя Рачева В.П. в инкриминируемый период времени находилось более 130 работников (часть из которых была допрошена в суде). Все они показали, что в случае просьбы Рачева «выписать» льготный лес, все бы согласились это сделать. Предприниматель мог бы и без Хисаметдинова получить значительно больше леса, но у него не было в этом необходимости…Хисаметдинов же решил самообогатиться, а после всех оговорил всех с целью избежания ответственности»
.

       Все члены преступного сообщества, согласно обвинению, были взаимосвязаны, действовали сообща, организованно, в соответствии с иерархией, распределением ролей, но, например, Александр Маркив и Владимир Рачев никогда не пересекались по работе, и впервые близко увидели друга друга в зале суда. У Л.Ефременков не было никаких отношений с В.Макарочкиным, чьими действиями он тоже, по мнению следствия, должен был руководить. Но директор лесничества в тот момент уже и на работе появлялся очень редко в связи с наличием у него хронического заболевания. Его обязанности исполнял заместитель  В.Рябов. От Минприроды Пермского края ему была выдана доверенность на представление интересов, аналогичная той, что была у начальника. В случае отсутствия на работе последнего, В.Рябов самостоятельно исполнял обязанности руководителя. В своих показаниях во время следствия В.Рябов пояснил, что ему было известно о незаконном характере деятельности Л.Ефременкова и А.Маркива. В суде он это опроверг, но, когда судья зачитала показания, данные во время допроса, он с ними согласился странным образом: раз написано, значит так и говорил…Возникает вопрос, если замдиректора получал от Л.Ефременкова незаконные указания, то ведь он мог их не выполнять, а сообщить вышестоящему руководству и в полицию? Но все документы по выдаче льготного леса подписаны не Л.Ефременковым, а В.Рябовым! Почему тогда его нет на скамье подсудимых?
       Наверное, потому что никакого преступления в выдаче леса населению для собственных нужд нет. Как и не предусмотрено никакой ответственности действующим законодательством в отношении покупателя, посредников при продаже такой древесины. Может быть административная ответственность у гражданина - льготного владельца. Но чтобы привлекать к уголовной за незаконную рубку, ее надо сначала доказать.
      Все территории, где происходила вырубка, находятся вдоль дорог. Работы велись в дневное время. Перевозка проходила по дорогам общего пользования, машины останавливались сотрудниками ДПС, и они вносили данные в специальные журналы. Но ни следствие, ни суд не стали приобщать эти сведения к делу.
      Адвокаты осужденных считают, что сотрудники ГСУ ГУ МВ России по Пермскому краю решили провести эксперимент и возбудили по фактам перепродажи льготного леса несколько уголовных дел, которые объединили в одно, практически из ничего создав организованную группу лиц.
      Обвинение, предъявленное следователем Д.Мишаковым, формулируется по большей части общими фразами, как из учебника, но этого не достаточно для обвинения.
      Говорится о тщательном планировании каждого преступления, но нигде не указано, где, когда, как именно это происходило, кто в этом планировании участвовал?  Что конкретно нарушили Л.Ефременков и А.Маркив, какие пункты должностной инструкции, Устава? В чем вина В.Рачева, который не осуществлял непосредственно рубку, и других предпринимателей? Что конкретно нарушил В.Макарочкин, какие нормативные акты, пункты, статьи закона?
     Если речь идет об устойчивой группе, то почему в эпизодах разные участники, некоторые из которых вообще не знакомы? Говорится о многократности деяний, но по большинству фигурантов она не доказана и т.д. 
      «Пленум Верховного Суда РФ в своём Постановлении N2 21 от 18.10.2012 «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования» указал, что рубкой лесных насаждений следует понимать их валку, в том числе спиливание, срубание, срезание, то есть отделение ствола дерева от корня, а также технологически связанные с ней (рубкой) процессы, включая трелевку, частичную переработку и (или) хранение древесины в лесу. Таким образом, все действия с древесиной, совершаемые вне леса, её переработка, распиловка и прочее, не образует состава СТ. 260 УК РФ», - отмечает адвокат. А состав деяния квалифицирован для всех одинаково. При этом все действия с древесиной, совершаемые не на землях лесного фонда, в том числе и валка деревьев, не образуют состав статьи 260 УК РФ.
А в уголовном деле нет никаких доказательств, указывающих на совершение рубки на землях лесного фонда.
       В данном случае речь идет о простой и распространенной не только в Чердынском районе схеме, которая была использована для целей личного обогащения известных следствию лиц.

Из кассационной жалобы:
     «На территории Колвинского лесничества некоторые предприимчивые лица (Девятков, Хисаметдинов, его невестка, Краморов) пробрели права у местных жителей на приобретение льготной древесины. Впоследствии  получили у данных лиц доверенности и обратились с заявлениями в лесничество.
     Если не было оснований для отказа, то работники лесничества выдавали разрешения. Далее – организаторы нанимали для выруба и вывоза опытных работников, предъявив им соответствующие разрешительные документы, технологические карты, договоры.
     Механик Хисаметдинов воспользовался болезнью Ефременкова, наладил «за его спиной» бизнес по скупке и перепродаже льготного леса, ввел в заблуждение окружающих и коллег. Привлек к этому делу своих родственников для получения и перевозки денег от проданного леса, а также перепродажи верховой части в котельную Ныроба.
    Следственными органами никаких действий в отношении невестки Хисаметдинова по факту помощи в скупке льготных заявлений, по факту подделки подписи заявителей, а также в отношении его сына, который работает в ГУФСИН, не предпринято».

      Что делала оперативно-следственная группа под руководством подполковника  Д.Мишакова полтора года, не проведя по делу ни одной экспертизы? А потом «слепили» из того, что было, больше тысячи страниц обвинительного заключения, которое строится только на признательных показаниях. В обмен на условный срок Б.Хисаметдинов и С.Девятков решили помочь следствию «раскрыть» громкое дело об организованной группе лиц, которое вызвало бы широкий общественный резонанс. Так и получилось. «Директор казенного пермского лесничества и пять его подельников осуждены за вырубку 85 га леса», - как писали СМИ. А про тех, кто дал признательные показания – ни слова.
     
Обвинительное заключение согласовано замначальника отдела СЧ ГСУ ГУ МВД России по Пермскому краю В.Бутлиным, а также - врио замначальника ГСУ ГУ МВД России по Пермскому краю – Н.Попковым. Уже стало привычно, что утверждает такие разваливающиеся на ходу обвинения и прокуратура Пермского края. В данном случае в лице  заместителя прокурора В.Ильенкова.

Самостийный суд
     
В рассмотрении уголовного дела Чердынским районным судом поочередно участвовали пятеро государственных обвинителей (!). При этом в приговоре указан один – помощник прокурора Чердынского района Владимир Тойменцев. Это тоже не могло не сказаться на рассмотрении уголовного дела, как отмечают адвокаты. Они неоднократно ходатайствовали о том, чтобы вновь прибывшие участники процесса, в том числе прокуроры, могли ознакомиться с частью протокола, вникнуть в происходящее, но обвинители не посчитали нужным выполнить требования УПК РФ и приказа генерального прокурора. В то же время, по словам участников процесса, прокуроры подходили к подсудимым с вопросами о досудебном соглашении. С какой целью?
     Уголовное дело было рассмотрено в отсутствие представителя потерпевшего.
     В ходе предварительного следствия в качестве потерпевшего было признано ГКУ «Чердынское лесничество» (было объединено Колвинское и Чердынское лесничества) в лице представителя – заместителя директора А.Останина. Никаких показаний о нарушении закона Л.Ефременковым и другими он суду не сообщил. В обвинительном заключении следователь пишет о причинение имущественного ущерба Лесному фонду Российской Федерации, и в этом случае представлять интересы должно территориальное подразделение Министерство государственного имущества РФ. Но в материалах уголовного дела нет документов, указывающих на причинение имущественного ущерба Российской Федерации. Производство рубки на землях Лесного фонда не доказано. Получается, что потерпевшего в этом уголовном деле просто нет.
      В доверенности, выданной А.Останину от ГКУ «Чердынское лесничество», содержится подпись не А.С.Василева (директора). Он не мог выдать доверенность, поскольку находился на тот период в отпуске. Таким образом, имеет место фальсификация документа. Все действия лица, действовавшего на основании такой доверенности - ничтожны. Все процессуальные документы, подписанные представителем ГКУ «Чердынское лесничество», также являются недействительными, в том числе и те, которые подтверждают ущерб. В материалах уголовного дела имеется десять исковых заявлений, где в качестве истца указано ГКУ «Чердынское лесничество», подписанные А.Н. Останиным за директора на основании фиктивной доверенности. Никакого решения по ним суд первой и апелляционной инстанций не принял. Остальные документы, уполномочивающие А.Останина представлять интересы ГКУ «Чердынское лесничество», вообще выданы им самому себе.
      Другим вопиющим фактом, - отмечают адвокаты, стало то, что документы ГКУ «Чердынское лесничество»: Устав, положение об Учредителе, приказ о назначении А.Н. Останина на свою должность и т.д. появились уже в ходе судебного разбирательства после требований защиты. Так поспешно и небрежно, видимо, производили оптимизацию лесничеств в минприроды Пермского края, которая понадобилась именно в период рассмотрения громкого уголовного дела - ни раньше, ни позже.
    
Лев Ефременков, которому была отведена роль организатора и руководителя преступной группы, еще на стадии следствия прошел психофизиологическое исследование (полиграф) правдивости его показаний. Согласно выводов, он не располагает информацией о создании группы, выделении льготного леса, получении и распределении вознаграждений.
     В материалах дела есть справка из больницы о том, что Л.Ефременков состоит на специализированном учете. Адвокат подсудимого ходатайствовал о назначении и проведении психолого-психиатрической экспертизы для того, чтобы выяснить, страдает ли его доверитель каким-либо расстройством, мог ли он осознавать характер своих действий, вообще участвовать в следственных действиях, судебном заседании, осуществлять свое право на защиту, а также может ли он отбывать наказание или нуждается в  применении каких-либо других мер? Но судом в этом праве было отказано.

Из кассационной жалобы:
     «В данном случае суд первой инстанции нарушил требования о том, что по каждому уголовному делу назначение и производство судебно-психиатрической экспертизы обязательно, если необходимо установить психическое состояние подсудимого, когда возникает сомнение в его вменяемости или способности самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве. Этим были грубейшим образом нарушены принципы уголовного судопроизводства, требования УПК РФ, правила назначения наказания (ст. 9 - 11,29 УПК РФ)».

Очевидно, что признать лидера невменяемым ни следствие, ни суд не могли. Тогда разваливается все дело. Как мог человек в таком состоянии, в котором находился Лев Ефременков, а об этом известно всем, руководить организованной группой?

Право на защиту и недопустимые доказательства.
     В материалах дела имеются данные о том, что весной и летом 2018 года вальщика В.Макарочкина защищал адвокат А.Якушев. А до этого, летом 2017 года, этот же адвокат представлял интересы другого участника уголовного дела – С.Девяткова. В.Макарочкин вину не признал, а С.Девятков признал полностью. В данном случае интересы обвиняемых находятся в противоречиях, и, по закону,  адвокат в таком случае подлежит отводу. Право на защиту В.Макарочкина было нарушено. Аналогичная ситуация сложилась и с защитником осужденного М.Одинцова адвокатом Д.Войку. В данном случае суд не только не исключил защитника из процесса, но и оставил без удовлетворения самоотвод Д.Войку.
     Кроме того, при наличии таких основании суд мог признать полученные доказательства недопустимыми, возвратить уголовное дело прокурору.

Из кассационной жалобы: 
      «Все показания Макарочкина В.А., данные им в ходе предварительного следствия с участием адвоката Якушева А.П., а равно данные им без адвоката и которые он не подтвердил, являются недопустимыми доказательствами»

В судебном заседании многократно происходило вмешательство судьи в ответы допрашиваемых лиц.Так, без какой-либо оценки остались важнейшие показания свидетеля, который подтвердил, что С.Макарочкин действовал в интересах не В.Рачева, а Б.Хисаметдинова, и называл его имя «Борис».

Из кассационной жалобы:
     «
В ходе допроса свидетеля (ФИО) государственным обвинителем было заявлено ходатайство об оглашении показаний данного свидетеля, содержащихся в протоколе допроса свидетеля от 18.01.2018, в. По мнению государственного обвинителя, показания этого свидетеля, полученные на предварительном следствие, должны были оглашаться в той части, которая противоречила показаниям, которые были даны им в суде. Суд, не выясняя мнение других участников судебного заседания, не вынося на обсуждение заявленное ходатайство, начал оглашать показания свидетеля. При этом, не объявив, какой том дела оглашается. Фактически суд огласил Том 5 уголовного дела, несмотря на то, что гособвинитель просил огласить Т. 2, л.д. 157-159. Что это? С чем можно сопоставить такое поведение? Выходит, что суд уже заранее определил для себя, какие доказательства будут иметь значение, а какие - не нужны. Тем более что при оглашении показаний этого свидетеля оглашались только некоторые предложения, интересовавшие только суд и сторону обвинения. <…>    
    Выходит, что суд заранее намеревался осудить Рачёва и с этой целью стал препятствовать оглашению показаний свидетеля и его допросу по указанным обстоятельствам.

И это при том, что подсудимые и их адвокаты и так были лишены права допросить Б.Хисаметинова и С.Девяткова об обстоятельствах дела.

Михаил Кузьминых, адвокат:
    - Те люди, которые сами все заготавливали, первыми прибежали и признали свою вину, тем самым лишив других возможности защищаться. Не продуман с точки зрения состязательности этот институт досудебного соглашения о сотрудничестве. Процедуры судебного следствия нет, доказательства не исследуются и показания «досудебщиков» не проверяются судом. В связи с чем возникает необъективность выводов суда по делу в отношении других лиц. А сторона обвинения в итоге оказывается в более выигрышном положении , получая весомый бонус в виде устоявшегося приговора в отношении «досудебщика», который используют в доказывании по другим делам.
     Априори считается, что если по «досудебке» был вынесен приговор в отношении человека, то также виноваты и те, в отношении кого он дал показания. Но «досудебщики» получают меньше половины срока, условно, при этом «заводят» остальных под совсем другие приговоры и сроки. Им это выгодно делать получается. Наличие подобного ресурса  в виде догсудебного соглашения опасно, так как порождает возможность злоупотреблять стороной обвинения своими процессуальными правами, используя это как доказательство. Это в свою очередь нарушает базовые принцип состязательности.
    Хотя по закону преюдицей не может являться то, что не явилось предметом рассмотрения в суде. Мы же «досудебщиков» не рассматривали в суде, не могли задавать им вопросы. Но для следствия и суда получается так проще.

     Даже для сегодняшнего российского правосудия количество грубейших нарушений закона и права, допущенных в судебном процессе судьей Чердынского районного суда Антонидой Набиюллиной, – запредельное. Помимо прочего, оно выразилось также в абсолютном пренебрежении и игнорировании экспертной оценки ущерба, мнения и заключения специалистов.

И так сойдет!
      В предыдущей статье мы подробно рассматривали методику оценки ущерба в таких делах, которые используют органы предварительного следствия и суд. В результате чего происходит грубый и неквалифицированный подсчет объема и природного состава вырубленной древесины.
     В данном деле при пересчете пней в ходе осмотров делянок не были разделены рубки лесных насаждений, произведенные ранее иными лицами, от рубок, произведенных обвиняемыми по уголовному делу, акты лесонарушений, являющиеся основанием для расчета ущерба, составлены дважды по одним и тем же осмотрам, что также исключает объективность расчётов ущерба.
     Все расчеты были проведены следователем и представителем потерпевшего А.Останиным. Формально они основаны на постановления правительства от 08.05.2007 N 273 «Об исчислении размера вреда, причиненного лесам вследствие нарушения лесного законодательства». Вместе с тем, требования этого документы были грубо проигнорированы.
     Так, диаметры ствола измерялись на месте спилов, а не на высоте 1,3 метра, как положено. Осмотр делянок проводился в снежный период, пни замерялись рулеткой (с нарушением технологии) и только их верхняя часть. Если площадь лесоустройства больше 1 гектара, то обязательно должны использоваться материалы леусоустройства. В данном случае этого не было. Большинство срубленных деревьев были поражены, а обвинение посчитало, что это деловая древесина. 
     Сторона защиты обратилась к одному из самых компетентных экспертов в этом вопросе - Валерию Черных, профессору кафедры лесоводства и лесоустройства ФГБОУ ВО «Поволжского государственного технологического университета», более того – автору методик расчета. Им в суд было представлено два экспертных заключения, в том числе с использованием самых свежих материалов лесоустройства от 2018 года, Приказов Минприроды РФ Федеральной службы лесного хозяйства России, таксационного описания по Ныробскому участковому лесничеству, картографических материалов, копий лесных деклараций, материалов отвода, экспериментальных данные, материалов космической съемки.
     Валерий Черных в суде дал подробные и развернутые показания о том, какие существенные ошибки подсчета привели к завышению объема следствием, а также пояснил, что применение правил расчета ущерба, указанных в 273 постановлении Правительства, возможно только после определения фактического объема срубленной древесины по методу круговых площадок постоянного радиуса (определение с помощью математических моделей значения диаметров древесных стволов на высоте 1,3 метра). Согласно выводам эксперта установлено, что объем заготовленной древесины на территории рубок в сравнении с объемом, который посчитан потерпевшей стороной, ниже в среднем на 45 процентов!

Михаил Кузьминых, адвокат:
    - Валерий Черных сделал оценку всей заготовленной древесины, которая проходит по материалам дела, по 4 методикам. И посчитали пней даже больше, чем по факту было обнаружено. В каждой делянке он выбирал методом круговых площадок аналогичные деревья, брал такое же место, определял модельные деревья, и по формуле считал объем. Но даже с учетом того, чтобы было больше деревьев, чем срублено осужденными, у него получилось на 45 процентов меньше, чем посчитали сотрудники! Он эксперт, занимает руководящие должности одного из ведущих лесных институтов, является разработчиком тех таблиц, которое применялись. И он сказал, что Постановление 273 можно применять только тогда, когда существуют для этого идеальные условия.
    Обычно пилят не прямо у земли, а выше, есть стандарты, все вальщики об этом знают. И если измерять как положено, то будет все нормально, хотя и тут могут быть расхождения, потому что все участки разные, погрешности могут быть, а эта таблица очень сильно усредненная.
      В Чердынский суд коллеги принесли часть дерева, прямо на нем показывал профессор, почему так нельзя считать.

     Они спиливали под корень для того, чтобы техника могла подъехать. Когда трактор передвигается по волоку, ему же удобнее передвигаться по ровной местности, полосе. Поэтому диаметр спила не соответствует тому, с которого надо начинать отсчет. Надо было сначала определить высоту пня, а потом уже начинать считать. Для этого найти модельное дерево. Иначе хоть кто может попасть под такое уголовное дело. Пометили деревья на высоте груди, а потом срубили под корень, и все – переруб. Умножили на 50, и получается особо крупный ущерб.
    Если вы доказываете ущерб, вы докажите его так, чтобы не было сомнения, а то получается– а, и так сойдет!

      Если суд был не согласен с экспертизами, представленными стороной защиты, то он мог назначить проведение судебной лесотехнической экспертизы, которая бы сняла все вопросы. Но неоднократные ходатайства об этом тоже были отклонены при том, что процент погрешности огромный.Судья приняла расчет стороны обвинения и не захотела определить точный объем срубленной древесины. Но именно он определил всю тяжесть последствий для подсудимых.    
     Лев Ефременков и Александр Маркив были осуждены на восемь с половиной лет лишения свободы каждый, Владимир Рачев – на пять с половиной лет, Владислав Макарочкин – на четыре года, Александр Ефремов и Максим Одинцов  – на три с половиной года каждый. Все они были лишены права заниматься деятельностью, связанной с заготовкой и переработкой древесины.
     Ущерб, посчитанный «на глазок» следователем и представителем потерпевшего, вылился для осужденных в более чем 57 млн рублей! Судья А.Набиюллина, удовлетворила гражданский иск прокурора о взыскании этой суммы, но в решении почему-то не оказалось одного из участников организованной группы – Бориса Хисаметдинова. То есть признавший себя виновным получил условный срок, да и еще и освобождение от выплаты иска? Ангажированность процесса даже никто не пытался скрыть.          

«Из кассационной жалобы»
      «
В соответствие с Постановлением Пленума Верховного Суда, не привлечение лица к уголовной и дисциплинарной ответственности, а равным образом привлечение лица к такой ответственности не является основанием для освобождения лица от обязанности устранить допущенное нарушение и возместить причиненный им вред.
     
И в этой связи не привлечение Хисаметдинова к гражданско-правовой ответственности (в отличие от Девяткова) за осуществление рубок в кварталах Чердынского района  является несправедливым и вызывает дополнительные сомнения в беспристрастности суда и указывает на намеренное нарушение ст. 6 и ст. 15 УК РФ и содержащихся в них принципов Уголовного права.
      Наличие какого-то личного отношения к осужденным проявилось не только при назначении наказания. Так, по непонятным причинам председательствующий судья суда первой инстанции практически запрещала Хисаметдинову отвечать на вопросы защиты о его источниках доходов, что также может указывать на нарушение судом принципа состязательности и на формальное, неосмысленное разбирательство уголовного дела.
     Грубое нарушение требований уголовно-процессуального закона, привело к постановлению незаконного и несправедливого приговора, существенному нарушению права на защиту, нарушению уголовного и уголовно-процессуального законодательства, что отразилось на результатах судебного разбирательства и привело к необоснованному осуждению некоторых лиц за невиновные действия и назначению несправедливого наказания за преступления, которые они не совершали.

    Но ведь и вышестоящая апелляционная инстанция Пермского краевого суда закрыла глаза на все нарушения, просто переписав незаконный приговор, с теми же ошибками. Ладно бы орфографическими, но главное – по существу.

 «Из кассационной жалобы»
      «Самостийность Чердынского районного суда, видимо, давно известна в Пермском краевом суде…»


       Абсолютно необоснованно судебная коллегия сделала выводы о том, что не было установлено существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые бы лишали или ограничивали гарантированные законом права участников уголовного судопроизводства. Отсутствие доказательств вины осужденных, а по некоторым эпизодам не было даже показаний «досудебщиков» – то есть вообще ничего, что прямо или хотя бы косвенно подтвердило преступную деятельность лиц, - тоже не нарушение закона, по мнению судей Пермского краевого суда. Отказ в удовлетворении ходатайства защиты о проведении лесотехнической экспертизы для точного определения срубленного объема лесонасаждений (и соответственно размера ущерба) свидетельствуют об однозначном нарушении требований ст. 73 УПК РФ – и тоже не повод для отмены приговора.

План по «вырубке» людей
    
Подобная судебная практика однозначно складывается по всему Пермскому краю. Стало ли от этого больше порядка в лесной отрасли? Есть простой ответ на этот вопрос: в Чердынском лесничестве последний мониторинг по лесоустройству был проведен 25 лет (!) лет назад. Хотя база данных по лесу должна обновляться каждые десять лет. Но нет вопросов у правоохранителей, куда идут выделяемые на это бюджетные средства, к тем, кто за это отвечает.
    Лесничий Александр Маркив, исходя из этих материалов, и составлял все документы, предполагая, что то, что на бумаге, то и в реальности. Получается, что никто не застрахован от того, что так проверят объем срубленной древесины и привлекут к ответственности. Десятки людей уже оказались в тюрьме. И очевидно, что такие дела позволяют показывать правоохранителям общественно-значимую борьбу с незаконной рубкой, вывозом, продажей ценных лесных насаждений. И эта цель оправдывает все средства.
     15 августа 2017 года следователь М.Болотов провел обыск в квартире родителей Александра Маркива. Отец лесничего до этого перенес два инсульта. В своей жалобе на действия полицейских его супруга сообщает, что они применили к пенсионеру физическую силу, из-за чего он упал. В октябре мужчина умер…
     Следователь Чердынского МСО Е.Поварницын проводил проверку по данным фактам, но даже не удосужился выслать заявителям ответ. Прокурор Чердынского городского округа Л.Романова провела проверку иудовлетворила жалобу О.Маркив (матери осужденного), признав бездействие следователя незаконным. Требование об устранении нарушений, допущенных при разрешении сообщения о преступлении, направлено руководителю Чердынского МСО. Ответа до сих пор нет. Сама же Л.Романова провела проверку по жалобе на действия сотрудников полиции при производстве обыска в жилище и пришла к выводу, что нарушений не было.  
    Есть и другие смерти среди родственников осужденных, и тоже, наверное, «наличие причинно-следственной связи между смертью и действиями сотрудников полиции, не может рассматриваться…», - как пишет Л.Романова. Но не слишком ли все-таки высокая цена этих громких рейтинговых дел…


Оксана Асауленко



№9 (114) от 12 ноября